Loading color scheme

Павел Батэл

Элитный телохранитель королевских семей, голливудских звёзд и членов мафии, инструктор групп быстрого реагирования и бойцов смешанных единоборств (MMA), историк и экскурсовод по концлагерям Павел Бател сменил активную деятельность на творчество, а экстремальные ситуации на работу за письменным столом. Его дебютная книга „История экскурсовода“ (Příběh průvodce) была отмечена Карловым университетом как „уникальное произведение“ и стала пропуском для начинающего писателя в совершенно новый мир. Критики пишут, что „блестящее мастерство рассказчика и переплетение вымысла и реальности придают его книгам уникальность и доставляют необыкновенное удовольствие от чтения“. Приключенческая комедия „Чуваки“ (Týpci) стала бестселлером в Словакии, английские переводы обеих книг тоже постепенно завоёвывают мир. Однако автор говорит, что только третья книга „Иом-кипур и последний немецкий рыцарь“ (Jom Kipur a poslední německý rytíř) является его настоящей гордостью. В ней рассказывается о забытых героях Второй мировой войны. Книга основана на реальных событиях, во время её написания автор лично разыскивал выживших в холокосте и собирал их воспоминания.

Как получилось, что телохранитель, вышибала и тренер боевых искусств превратился в признанного писателя и историка?
На эту тему можно рассуждать очень долго. Я думаю, что судьба ведёт нас туда, где мы должны быть. Всё начинается в детстве. Вся наша история. Мой отчим был историком, а родной отец – журналистом и писателем. Отчим был психопатом, который избивал меня и моего брата каждый день. Он был высоким и весил 130 килограммов. Отец, напротив, был гуманистом, полным сострадания и мудрости. Он и мухи бы не обидел, даже грубым словом. Они оба были психически нездоровыми. Но я приобрёл благодаря им жизненный опыт и стал видеть тонкую грань между добром и злом, ставшую краеугольным камнем всех моих книг.

Так это пережитое в детстве насилие привело вас к работе телохранителем и тренером боевых искусств?
Да, это был экстремальный опыт. У меня выработался инстинкт защищать более слабого брата на улице и дома. Когда мне было восемь, отчим перевёз нас из Братиславы в пригород Праги. Мы были единственными словаками во всей округе. Местные отморозки давали нам понять, что мы „чужие“. Мне повезло, что у меня был хороший учитель карате. Я помогал ему в школе, и он научил меня, как уменьшить боль при помощи сильного выдоха и как блокировать удары. В четырнадцать лет я вырубил отчима, когда этот ублюдок пытался сбросить меня с балкона. По решению суда меня отправили в военную гимназию. Представьте себе запертых в военных казармах 800 подростков, каждый второй из которых обучался боевым искусствам. Это была маленькая Спарта. Нас тренировали и северокорейские мастера. Бои проходили в полный контакт и практически без средств защиты. Нас интересовали только бои, еда, сон и учёба, поскольку хорошие оценки давали больше свободного времени для тренировок.

Правильно ли я понимаю, что вы словак?
Я не словак и не чех. Я не бельгиец по матери и не серб по деду. Я не немец по бабушке и не еврей по отцу. Я – человек, и стараюсь быть хорошим человеком. Это основная идея героев моих книг, которая полностью соответствует моему мировоззрению. В ней скрыта суть будущего всего человечества.

О чём ваши книги, кто их герои?
Во время бесед с выжившими узниками концлагерей и поисков в архивах я узнал впечатляющие истории о забытых героях. Например, о еврейском спортсмене Фреди Хирше или о нацистском полковнике Альберте Баттеле, посмертно награждённом званием „Праведник народов мира“. Он отказался послать еврейские семьи на смерть. Он противостоял эсэсовцам и был готов охранять этих людей в неприступной крепости согласно кодексу немецкого рыцаря, которые веками защищали беззащитных. Таким образом, еврейские женщины и дети находились под защитой вермахта. Было забыто, что между германской армией и отрядами СС велась тайная война. Об этом случае докладывали Гитлеру.

Это действительно очень интересно, мы никогда не учили этого в школе. Чем прославился Фреди Хирш?
Не учили. Историю пишут победители. Неудобные факты, вызывающие споры, не озвучиваются и никогда не войдут в учебники. Их случайно обнаруживают новые поколения студентов университетов, работая над магистерскими работами или докторскими диссертациями. И, открыв рты, они спрашивают профессоров, как возможно, что им никто никогда не говорил об этом. Фреди Хирш, молодой еврейский спортсмен, опекал более 500 детей в самом худшем месте, когда-либо построенном человеком за всю историю. В Освенциме 2 – Биркенау. В самой утробе ада он создал маленький мир сказок, фантазий и добра. Это самая мощная история холокоста, и она заслуживает широкой огласки.

Вы ведь пишете не только исторические драмы о войне, не так ли? Книга „Чуваки“ – это приключенческая комедия.
Да. Писать о забытых военных историях я считаю своим долгом. В остальном я люблю безумные комедии. Я хочу закончить свою четвёртую книгу о холокосте и потом буду писать только о смешных историях из мира европейских телохранителей. У меня их полно.

Не могли бы вы рассказать одну из них нашим читателям?
Конечно. После одного сложного задания я решил отдохнуть в даосском монастыре в священных китайских горах Уданшань. Я прошёл весь путь до запретной зоны, и монахи приняли меня, потому что должны были, я это знал. Я был готов практиковать кунг-фу и дыхательные упражнения. Я спал в маленькой комнате с маленьким окном, но с прекрасным видом на холмы, усыпанные мандариновыми деревьями. Только один из монахов немного говорил по-английски, но так, что я не понимал ни слова, он попытался объяснить мне правила монастыря. Недоразумения начались уже в половине четвёртого утра. Я всё ещё был измотан восьмичасовым восхождением по древней горной лестнице и подумал, что он, должно быть, сошёл с ума, если разбудил меня так рано. Монах повторял слово „breakfast“. Я отослал его, сказав, что позавтракаю, когда высплюсь. В восемь утра в монастыре уже никого не было, все тренировались в горах. Я нашёл завтрак в комнате с большой статуей сидящего бородатого мужчины. Я съел овощи, оставив рис, который был слишком сухим (я мог бы приготовить лучше). Когда я вышел во двор, жуя мандаринку, меня увидели монахи, возвращающиеся с тренировки. Их была целая толпа. Они начали кричать на меня, хвататься за голову и бегать взад и вперёд. Окружив меня, они начали подталкивать меня к воротам. Сначала я ничего не понимал, и меня это позабавило – монахи были на голову ниже, они напоминали мне разъярённых карликов. Они заявили, что я съел еду мастера Лао-цзы, основателя даосизма, и тогда до меня всё дошло. Несмотря на сильный языковой барьер, я попытался объяснить, что Лао-цзы мёртв уже много веков, и что статуя определённо не может ничего есть. Монахи швырнули в меня мою сумку и закрыли ворота. Мне пришлось остановиться в отеле ещё на три дня, поскольку путешествие из монастыря буквально выбило меня из колеи. Я не мог ходить, поэтому смотрел китайское телевидение. Почти все сериалы были военными. Это было интересно.

Каково было тусоваться с голливудскими звёздами?
Это было увлекательно, они научили меня одной из самых важных вещей в жизни. Одно наблюдение. Я встречался с этим ещё много раз, когда брал интервью у выживших в концлагерях. Речь идёт о силе разума. О вере в самого себя. О стирании малейших сомнений, удерживающих нас в толпе с другими. И о силе визуализации…

Как вы справляетесь с нынешней пандемической ситуацией? Как проводите своё время?
Я пишу, тренируюсь в лесу, провожу время с дочерью, а также езжу домой к клиентам, где мы продолжаем тренироваться, пока спортивные залы закрыты. Как говорят в айкидо, „твоя тренировочная площадка – место, где ты стоишь“.

AKTUÁLNÍ ČÍSLO

Naši partneři

komora clen

Banner LaVino

Dali

Banner cafedock

Banner cafedock2

Banner felixir

Banner lexus

Banner FF

Banner Lazne

Banner reviderm

Banner spa

Banner vino

Banner napoleon